antonycb (antonycb) wrote,
antonycb
antonycb

Category:

Как я работал бандитом

Я закончил Военмех в 91-м году. Тогда перестройка только-только закончилась, Союз вконец развалился, и перед выпускниками и преподами института встала насущная задача – выжить в этих непростых обстоятельствах.

Народу сказали, что чтобы выжить надо заняться бизнесом. Многие поверили – приняли за чистую монету. Начальники лабораторий и даже рядовые преподы начали открывать малые предприятия. Поначалу у многих была весьма наивная идея, что если открыть малое предприятие, оно немедленно начнет приносить звонкую монету. Некоторые, уверовав в силу бизнеса, открывали по три предприятия на свое имя.

Довольно быстро стало понятно, что сколько предприятий не открой, они не работают сами по себе – нужно что-то делать, крутиться. Поняв эту неприятную истину многие тут же свои предприятия закрыли не солоно хлебавши. Однако, начальник лаборатории, в которой я работал, - Доценко – малые предприятия не закрывал, а пытался крутиться-вертеться, благо времени был вагон и маленькая тележка – все военные заказы были остановлены и в институтских лабораториях было попросту нечего делать.

Было ещё одно новшество, принесенное свежим ветром внезапно ворвавшегося пиздеца. Считалось, что если отдать кому-нибудь деловому свои деньги (тогда появилось и сразу вошло в обиход новое слово – «инвестировать»), - то можно получить немалый навар вообще ничего не делая.
Ловкий и чрезвычайно ушлый в делах Доценко умудрился каким-то непонятным образом ввязаться в сомнительный проект – постройку катера. Один умелец-проходимец предпенсионного возраста, непостижимым образом сумел уболтать нашего хитрого Доценку уплатить половину суммы, требуемой для постройки невзъебенного мега-катера для малых рек и водоемов. Предполагалось, что увидя охуенный катер, заморские капиталисты немедля купят проект на корню, а также заманят в буржуазные ебеня катерно-строительного умельца, а заодно и Доценко с женой и дочкой. Но, спустя пол-года строительство катера заглохло, все ожидаемые ништяки растворились в воздухе, а также накрылась пиздой довольно крупная сумма денег, кои Доценко изъял из семейной кубышки. Телефонные звонки к умельцу не прояснили ситуацию, или он попросту посылал надоедливого Доценку на три буквы.

Тогда Доценко решил предпринять бандитский наезд на умельца. В те времена уже пользовались популярностью страшные истории о кровожадных рекетирах, наезжавших на задолжавших бедолаг, и пытавших их утюгами и паяльниками. Так как никакой крыши у Доценко не было, он привлек старшего преподавателя кафедры летательных аппаратов – Черникова. Черников был энтузиастом-физкультурником. Он не носил очков, бегал по улице пару раз в неделю и с увлечением поднимал любимую гирю. Был он тощ, как черенок от лопаты, а после автомобильной аварии, голова его, бритая наголо, была сшита их лоскутов различной формы и размера. К тому же, Черников периодически принимался невнятно бормотать, совершая при этом конвульсивные движения руками и ногами (вероятно, последствие недолеченной черепно-мозговой травмы), доводя тем самым студентов-идиотов до радостного иступления. Короче, внешне Черников производил впечатление слегка сюрреалистическое и вполне годился для того, чтобы напугать какого-нибудь робкого человека. Вторым бандитом – напарником Черникова, Доценко подрядил меня. Я должен был помогать старшему преподавателю в рисковом и непривычном для него предприятии.

Ехать к умельцу надо было в Разлив. Там у него была дача и производственная площадка, где он ваял свой злополучный катер. Черников вез нас на страшно поношенной копейке - очевидно в той, что участвовала в лобовом столкновении, в котором он расколотил себе репу и основательно растряс прочую свою требуху.

По дороге копейка Черникова пару раз сломалась. Один раз отвалилось боковое стекло с моей стороны, а, так как был конец октября, в машине похолодало настолько, что Черников остановился и, полностью разобрав дверь, умудрился за пол-часа установить стекло в закрытое положение. Все в его убитой машине крепилось с помощью неряшливых проволочек и изоленты.
Привычно руля Жигулями, Черников не забывал инструктировать меня относительно предстоящей силовой операции. Как приедем – говорил Черников, – я отвлеку его разговором, а ты хватай катер и закидывай его на крышу автомобиля. Как это закидывай? – усомнился я, – это же уголовная статья! Ладно, - соглашался Черников, - но, как только я докажу нашу правоту (во имя Доценки и честного бизнеса), сразу хватай катер, пока умелец не передумал. На том и порешили.

Черников затормозил перед маленьким, летним дачным домиком. На 12 сотках стандартного огорода сохранялись следы грядок минувшего сезона, росла пара яблонь. Вот он, катер! – жадно облизнувшись указал Черников. И правда, в углу огорода у самого забора лежало нечто отдаленно напоминавшее плав.средство. Формой оно походило на мыльницу, было сделано из стеклоткани кое-как залитой эпоксидкой. Весь корпус был скособочен, перекошен винтом, отовсюду неряшливо торчали куски стеклоткани. Я усомнился, что стоило забрасывать этого уродца на крышу Черниковской машины. Однако, Черников уже устремился в огород, выкликая ничего не подозревавших хозяев. На пороге домика появился неожиданно румяный престарелый умелец в очках и ватнике. Его сопровождала такая же румяная боевая подруга-жена.

Ругань началась буквально с места в карьер. Черников, подогреваемый собственной правотой, орал на весь дачный поселок, что деньги истрачены, а катер не готов – отдавай то, что есть. Умелец же поминал какие-то обещания, полученные от пройдохи Доценки и наотрез оказывался делиться недостроенной сраной мыльницей. Было также сразу заметно, что умелец и его жена знают Черникова, так как тот был каким-то образом вовлечен в аферу с катером.

Пока Черников бранился с умельцем, ко мне как-то боком подобралась его румяная жена и доверительно зашептала, для пущей конфиденциальности прикрывая рот платком. Вы знаете, этот Черников – страшный человек! А что такое? – насторожился я. У него, ведь, жена и любовница! – доверительно сообщила мне старушка. Действительно, по всему складывалось, что Черников просто монстр какой-то.

В результате, наша силовая операция закончилась ничем. Мы погрузились в копейку и, хотя, Черников и грозил умельцу вернуться опять, было понятно, что никто никуда возвращаться не станет, и умелец сохранит свой странный недостроенный катер.

Зимой 2015-го я летел из Кейптауна в Питер и вдруг заметил в толпе пассажиров знакомое лицо. Это был Прокопенков, мой старый приятель по работе в Военмехе, а также наставник в деле программирования баз данных. Мы неплохо пообщались, пока летели из Дубая в Питер. Он, между прочим, рассказал, что наш общий знакомый Черников не так давно умер от инсульта. У него долгое время было высокое давление, на которое он браво забивал, и которое в конце концов его убило.
Subscribe

  • Православие и прогресс!

    «Божьей Земли планета Крутится на оси. Осень сменяет лето, Вопреки врагам России.» Пару лет назад попалась мне ссылка на этот самодельный фильм…

  • Среда

    Вечерняя прогулка. Ветренно, холодно, пасмурно.

  • Суббота

    Вчера, в пятницу после работы, прогулка по Sea Point:

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments