April 24th, 2007

(no subject)

Умирающий атаман незалэжной Рохляндии - Борис: «Эх, доча, ... жаль я стопаря перед боем не накатил... И, ведь, что самое обидное-то, - погиб, понимаешь, как герой, а в прессе, как всегда напишут: «был пьян и попал под лошадь...»

(с) «Возвращение бомжа»
в альтернативном переводе Гоблина



Вероятно, это вопрос политологов и журналистов, - подводить всякие итоги и давать глубокомысленные оценки и заключения в духе: «ушла эпоха!», «какой был человечище!», «политический бульдозер!» и прочий пустопорожний кал.

Половина населения России сейчас откровенно радуется: «сдох кровосос» - это те, кто и так-то жил, еле сводя концы с концами, а в ельцинскую эпоху и вообще опустился ниже плинтуса.
Трети населения, как-то по-барабану – они пьют горькую и их организмы непрерывно заняты фильтрацией низкокачественного алкоголя. Им не до антимоний.
Ещё одна совсем немногочисленная группа вспоминает Ельцина с теплотой – это те, кто наловил рыбы в мутной воде и не пал при этом в кровавых бандистких разборках девяностых.

Вообще, со временем, любые неприятности забываются. И если и не стираются из памяти бесследно, то нивелируются и находятся для них, неприятностей, удобоваримые объяснения. Так уж устроена человеческая память.

Взять хотя бы приватизацию. Ну и что, что спиздили государственное имущество, использовав при этом 10 процентов от него, а остальную часть разломали на металлолом и растащили по домам. Утверждается, что по-другому и нельзя было. Оно всеравно было ничьим. А поэтому и хуй с ним. Зато, налицо образование нового перспективного класса воровско-бандитской буржуазии – основы пресловутой демократии.

Или, финансовый кризис 98-го. Теперь ученые экономисты склонны рассматривать это событие, чуть ли не как гениальное озарение руководства страны. Мол, так и было задумано: в результате это хитромудрого шага (это обвалить-то и без того ущербную экономику, поди-ка до такого додумайся!) - вынужденно возродилось внутреннее производство. Вместо немецких сосисок народ начал покупать свои. Тот факт, что в любой менее забитой стране с чуть более темпераментным населением это могло кончиться гражданской войной и стало бы вообще не до производства сосисок и туалетной бумаги, во внимание не принимается.

У сторонников демократии есть на вооружении железный аргумент: альтернативой пьяной демократии Ельцина был сталино-подобный режим, зажимающий все мало-мальски мыслящее население в тиски культа личности. Мол, у Ельцина был выбор и он его сделал в пользу хоть и непопулярной, но демократической деятельности. На самом деле, у Ельцина такого выбора не было. Для того, чтобы насадить режим в сталинском духе, необходимо было, как минимум, работать денно и нощно (третировать собственное население, как это делал Сталин – это тяжкий труд). У Ельцина же львинная доля времени уходила на балансирование во власти и борьбу с многочисленными хроническими хворями. Не работник он был. Велико же было везение России в то время, что банда теневых, ни за что не отвечающих рулевых не ввергла страну в необратимый хаос новой революции.

Несколько царей-злодеев в истории, коими были Иван Грозный, Петр Первый и, наконец, Сталин, действовали под лозунгом: «да как же вы живете, свиньи!?» - и, будучи проклинаемы современниками, вздрючивали страну и её население, всякий раз беря её в ежовые рукавицы, проливая реки крови, и достигая собственных амбициозных целей. Похоже, что безжалостное избиение и угнетение собственного населения, это чуть ли не единственный возможный путь достижения чего-либо значимого в России.

Ельцин же был добрым царем. За одно ему можно быть благодарным наверняка: он не закрыл государственных границ и, имея немного способностей, везения и желания, можно покинуть эту оставленную Богом страну. К ебеням.