antonycb (antonycb) wrote,
antonycb
antonycb

Category:

Вспоминая Ольгу

«Так вы хочете про любо-о-у?»
(с) Городок


«Доктор», старый знакомец (ныне, уже почивший) утверждал, что женщины прошлого обязательно появляются, время от времени, на горизонте. Якобы в пизде у них начинает свербеть (его слова) и они разыскивают телефоны бывших любовников, звоня без повода, но со смыслом. Я уже не помню в деталях его теорию, но он был чертовски прав.

Весь двухтысячный год мы с Ольгой мучительно умерщвляли наши отношения. Это было, как если бы тащить зуб мудрости не сразу, а постепенно, останавливаясь время от времени, чтобы вдоволь насладиться болью, причиняемой этой процедурой.

С предстоящим разрывом (а я не сомневался, что разрыв обязательно произойдет) я связывал существенные изменения в своей жизни. Я хотел большей упорядоченности и, как следствие, профессионального приятия и уважения окружающих. Сделать это в банчке было невозможно. Отношение людей ко мне было известно и вполне оправданно («ебёт, гад, все, что шевелится»). С банчком надо было завязывать. Перетаскивать же связь с этой женщиной в другую жизнь я не хотел, да и смог бы, пожалуй.

Итак, в начале августа 2000-го я ушел в очередной отпуск. Вышел уже в ГРКЦ. На этом регулярное общение с Ольгой прекратилось. Спустя некоторое время после окончания отпуска мы списались с ней по почте. Она заметила вскользь, что в отпуске ей было скучно.

Далее, я дважды в течение осени приезжал на Южный кассовый центр, где она работала. Это было уже ближе к окончанию года. Первый приезд совпал с первым интервью с директором Энджелом в «Дельте». Тогда я ещё курил, и мы многократно перекуривали с Ольгой на лестнице под крышей кассового центра, ведя разговоры ни о чем. Далее, она подбросила меня до метро, и я отправился на Лиговский проспект, чтобы отдаться шустрому Энджелу.

Второе наше с Ольгой свидание и последний раз, когда мы общались не по телефону, опять же совпали с предстоящим визитом в Дельту. Я уже практически получил место, на которое Энгель интервьюировал меня в прошлый раз, и был полон радостных предвкушений. Я помню, что особая интрига ситуации была в том, как мне тогда казалось, что никто не знает о моих грандиозных планах – планах побега из банчка. Вообще, уволиться из ЦБ, было в то время поступком достаточно смелым. Большинство коллег сидели на своих стульях намертво. Мысль о том, чтобы добровольно покинуть насиженные насесты вполне могла показаться безумием.

Во второй приезд на «Южный» я уже бросил курить (или только ещё находился в процессе) и тщательно учитывал все случайно высмоленные сигареты. С Ольгой в тот раз мы ходили пару раз на перекур. Во время этих перекуров на площадке этажом ниже одиноко ютился строительный инженер, которого я впоследствии видел с Ольгой. Странные какие-то отношения, думал я тогда тщеславно, - такое открытое игнорирование этого нового душевного друга-«присунь-в-зад».

В тот раз я гордо отказался от ольгиной подвозки, так как свалил немного раньше, но, реально, я просто был привычно зол на не дающую Ольгу.

Здесь, вероятно, надо вспомнить наше с ней последнее интимное свидание. Это, скорее всего, случилось в конце июня, - начале июля. Точная дата стерлась из памяти. К тому времени мы уже были с ней на ножах, возможно, не ебясь с «празднования» 4 июня, когда я просто не мог навтыкаться, а Ольга с каждой брошенной палкой все больше и больше свирепела, вспоминая весенние обиды. Под конец она и вовсе отказала мне, вполне эрегированному, заявив, что негоже мне ей присовывать, если машину ей помогал чинить другой.

Итак, в тот последний раз, по какой-то неведомой прихоти Ольга привезла меня к себе домой. Вероятнее всего, мы зашли в магазин «под-домом», купив яиц, хлеба, масла и какого-то пива. Затем, поднялись к ней на седьмой этаж. Ольга стала готовить яичницу. Наскоро перекусив, мы приступили к ебле. Презервативов не было. Мы привычно пренебрегали гигиеной наших межполых сношений. Эти свидания, как правило, развивались по одной и той же схеме. Ольга «мыла пипку» (мы так это называли) в ванной, а потом вбегала в комнату окрыленная, - в полотенце и с мокрой задницей, - и ныряла в койку. Она никогда не требовала кунилингуса, но я всякий раз с удовольствием разводил её ноги в стороны, тщательно разбирал складки богатой влажной вульвы и припадал языком к узкой щели, по вкусу отдававшей металлом... В тот раз все было почти как всегда, за тем исключением, что я ебал Ольгу уж как-то больно жестко, засаживая ей по самые яйца, в то время как она была безучастнее, чем обычно и лишь слегка гримасничала, показывая, что подобная рьяность ранит слизистую её вагины. Кончил я мощно, забрызгав ольгин живот и сиськи почти до самого подбородка. После этого, она как-то по-деловому подхватилась и утрусила в ванну, смывать с себя горячую сперму. Вот на этом и заканчивается четырехлетняя история нашей с Ольгой интимной близости. М-да.

По осени я часто ездил на «Крупу», покупал какие-то книги, но, главным образом, совершал многокилометровые походы через седовскую промзону через всю Славу (а проспект, надо сказать, предлиннейший). Целью этих походов было пройти мимо ольгиного дома, краем глаза взглянув на её манерную жёлтенькую машинку, стоящую под окнами. В один из таких походов я и встретил Ольгу, выходящую из подъезда под ручку со строительным инженером. Они, слава Богу, не заметили меня и попездовали прямиком к ольгиному драндулету. Неподвижный воздух донес до моих ушей ольгин «деловой» голос – она что-то увлеченно втолковывала своему новому дружку.


Итак, осень двухтысячного плавно перетекла в зиму. Банчок выплачивал какие-то деньги. Я знал, что Ольга приедет с «Южного» на Фонтанку в кассу и сделал попытку пригласить её попить пива. Ольга гордо отказалась, и я с горечью представил себе, как унылый строительный инженер, преуспевший в починке разбитой ольгиной машины, хватает мою блондинистую любовь за влажную бритую письку своими корявыми строительными руками. Ну и хуй с ней, - пытался настроиться на злорадный лад я. Я вот-вот собирался подавать заявление на увольнение. Банковская сарафанная почта должна была сработать быстро, и новость разнесется по банку дня за два. Так, в принципе, и получилось.

Ольга отзвонилась вскоре после этого и, заикаясь в нервном порыве, как это у неё случалось, просила с ней встретиться и, таки, попить пива вместе, а также поговорить, потому что, поговорить, якобы, очень надо и она не знала про то, что я ушел из банчка и т.п. Она, даже готова была приехать на Фонтанку. Я сначала согласился, весьма неопределенно, хотя сам уже решил отказаться от пивной свиданки на следующий день под предлогом большой занятости. Я примерно представлял, о чем может пойти речь. Скорее всего, Ольга стала бы вспоминать нашу с ней прошедшую любовь с рациональных (как всегда) позиций. В то же время мы напивались бы мочегонной «Балтикой» и ходили бы по очереди отливать в ближайший платный туалет на Гостинке. А, под конец, на вполне законное предложение поехать к ней на Славу, - поебаться напоследок, она гордо бы отказалась, а я бы терзался потом, представляя гнусного строительного инженера в её койке.

В тот раз нам удалось вполне мирно распрощаться. Дело происходило в самый разгар рабочего дня, и я видел, как любопытные девки в нашем ГРКЦшном кабикле уже навострили ухи, ожидая разборок с любовницей. Но не тут-то было.

В 2001-м начались мои непростые будни в «Дельте». Я не помню, чтобы вспоминал Ольгу в начале года, может лишь иногда, мельком. В свой день рождения я слабо надеялся, что недавняя любовь позвонит мне. Она и вправду позвонила, но гораздо позже – 4-го июня в «наш» с ней день. Очевидно, она сначала дозвонилась до дельтовского диспетчера, а затем была переадресована на меня. Мне показалась, что, несмотря на рабочее время, Ольга была пьяна. Она что-то лепетала про то, что день рождения не важен, а вот «наш» день очень даже важен. Я смалодушничал и постарался прекратить разговор, как можно раньше. По-хорошему, мне следовало проситься к Ольге в гости, с тем, чтобы многократно ебать её в честь нашего с ней языческого праздника (мы пропускали этот день только раз за четыре года, потому что тогда, в 98-м Ольга связалась с Толиком-Бакланом, и он, к тому времени, уже валялся у неё дома на нашем ёбельном диване).

Следующий ольгин звонок случился осенью 2001-го. Тогда только что попадали знаменитые нью-йоркские «близнецы» и Ольга звонила в истерике, узнать, не завалило ли меня вместе с остальными программёрами. Я заметил ей, что, вообще-то, она звонит в офис на Лиговском проспекте, а это нихуя не Манхэттен. Ольга опять была пьяна и легко согласилась, что наябнувшиеся в Нью-Йорке «близнецы» просто хороший повод.

Продолжение, возможно, будет.


Subscribe

  • Кейптаун, утро

    Туман над Camps Bay Второй день центр Кейптауна залит необычно устойчивым плотным туманом. Вспомнился “The Mist”…

  • Православие и прогресс!

    «Божьей Земли планета Крутится на оси. Осень сменяет лето, Вопреки врагам России.» Пару лет назад попалась мне ссылка на этот самодельный фильм…

  • Среда

    Вечерняя прогулка. Ветренно, холодно, пасмурно.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 14 comments

  • Кейптаун, утро

    Туман над Camps Bay Второй день центр Кейптауна залит необычно устойчивым плотным туманом. Вспомнился “The Mist”…

  • Православие и прогресс!

    «Божьей Земли планета Крутится на оси. Осень сменяет лето, Вопреки врагам России.» Пару лет назад попалась мне ссылка на этот самодельный фильм…

  • Среда

    Вечерняя прогулка. Ветренно, холодно, пасмурно.