antonycb (antonycb) wrote,
antonycb
antonycb

Categories:

Пикник

“Эти луговые собачки... днем они спят.”
(с) из разговора Джуниора и Энтони Сопрано
“Sopranos”, 5-й сезон



В один из последних день моей бернской командировки социально заточенный Пашка решил организовать пикник на природе. Природой являлась гора на самом краю Остермюндигена. Там же, прямо впритык к горе стояла пашкина многоэтажка.

Мы зашли за Чарльзом – пашкиным приятелем. Чарльз – был нетипичным швейцарцем. Он читал книжки и учил русский язык. Ещё Чарльз хорошо готовил, много пил, играл на гитаре и пел. Жена Чарльза – Клавдия (с ударением на “и”), досталась ему в наследство от одного уважаемого швейцарского рокера. Устав от буйной жизни, умирая, рокер завещал Клавдию Чарльзу. Клавдии же, от прошлой жизни достался хронический алкоголизм, но я выяснил это чуть позже.

На вершине горы располагалось официальное место для пикника – площадка с деревянным навесом, скамейками, ящиком с песком и нехитрыми, но вполне функциональными инструментами, вроде пилы и топора. Посредине площадки было аккуратно огорожено место для костра.

Вообще, дрова следовало тащить с собой, но, так как в нашей компании было двое русских, мы попросту срубили ближайшее швейцарское дерево. Этому дереву в тот вечер не повезло.

Дальше, запалив костер и побросав в него мясо, собственно, начался пикник. Чарльз пел песни, стуча на гитаре, мы с Пашкой щелкали клювами, а Клавдия планомерно надиралась красным винищем. Меж тем, вечерело. Стал накрапывать дождик.

Собравшись в обратный путь, мы начали спускаться с горы. С первых же минут стало ясно, что Клавдия, принявшая на грудь две бутылки, толком идти не может. Кое-как дойдя до подножия, предусмотрительный Пашка немедля откланялся. Я же остался со швейцарской четой один на один. Нам предстояло пересечь Остермюндиген, что при благоприятном стечении обстоятельств занимало пешком минут 25-30, но ситуация усугублялась пьяной Клавдией и принципиальным Чарльзом.

- Вызови такси, – пытался я советовать Чарльзу.
- Нифига, додумалась надрыскаться, пусть идет, как хочет, – уперся рогом Чарльз. В результате, самое большее, на что удалось его уговорить, было то, что я понесу гитару и скарб, а Чарльз потащит свою пьяную бабу.

Наступила ночь. Мы продвигались вперед весьма малой скоростью.

-Блядь, я дальше идти не могу, бросьте меня здесь, - через каждые десять шагов ныла Клавдия. При этом она намертво повисала на пьяном Чарльзе, который все более и более свирепел. Все ругательные конверсации между супругами происходили по-немецки.
- Нет, блядь, ты пойдешь, я тебя пинками погоню до самого дома, - грозно сулил Чарльз.

Занимателен тот факт, что, непрерывно ругаясь, супруги успевали вежливо здороваться, желая доброго вечера, редким прохожим, встречавшимся нам по пути.

Часа через полтора, под аккомпонимент непрерывный воплей и ругани мы добрели до чарльзиного дома и, кое-как загрузив Клавдию на третий этаж, были готовы уже немного передохнуть, выпив, скажем, пива, но не тут-то было. Оказалось, что от выпитого у Клавдии отключились лишь ноги, а голова работала при этом прекрасно. Учтя всё нелицеприятное, услышанное от Чарльза по дороге со злосчастного пикника, она решила страшно отомстить.

- Ты должен отвезти его до отеля, - визгливо атаковала супруга Клавдия. Несмотря на все мои попытки отмазаться (ехать с пьяным Чарльзом, представлялось мне удовольствием сомнительным), - отвертеться не удалось. Ничего не поделаешь, или она мне сегодня череп прогрызет, – обречено сдался Чарльз.

Возглавляемые угрюмым, пьяным Чарльзом мы попиздовали к его не по-швейцарски неопрятному «Фиату», который вот уже несколько лет тихо умирал, стоя на вечном приколе рядом с домом. Клавдия же, собрав последние силы, выползла на балкон и зорко наблюдала за нашими перемещениями, время от времени зычно напутствуя мужа по-немецки. Кое-как раскочерарив своего невзрачного механического конька, Чарльз уверенно порулил в сторону центра Берна.

Ночной субботний Берн был наводнён полицаями. Их машины, выкрашенные в тревожный бело-желто-красный триколор, с празднично мерцающими гирляндами проблесковых маячков, оккупировали въезды на мосты через Аару, опоясывающую центр Берна.
–Давай, я дальше пешком, - не доезжая поста, предложил я, увидев вереницы машин, остановленных полицаями для пристрастной проверки.
–Война – ху’нья, – невесело пошутил Чарльз по-русски и порулил в сторону полицаев.


Subscribe

  • Кейптаун, утро

    Туман над Camps Bay Второй день центр Кейптауна залит необычно устойчивым плотным туманом. Вспомнился “The Mist”…

  • Православие и прогресс!

    «Божьей Земли планета Крутится на оси. Осень сменяет лето, Вопреки врагам России.» Пару лет назад попалась мне ссылка на этот самодельный фильм…

  • Среда

    Вечерняя прогулка. Ветренно, холодно, пасмурно.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment