antonycb (antonycb) wrote,
antonycb
antonycb

memo-86

Продолжение. Начало см. здесь

Надо пару слов сказать о дорожно-строительной бригаде, временно принявшей нас в свои ряды. Их было человек шесть – все в одном ранге. Я не помню постоянного бригадира. Был кто-то здоровенный в гигантских кирзовых сапогах, кто периодически оказывался на объекте. Он громовым голосом выдавал задания, распекал нерадивых работяг за косяки и закрывал наряды. Для меня до сих пор остается загадкой, как аборигены выуживали информацию из беспрерывного потока мата, изливавшегося из бригадира. Тем не менее, по окончании очередного сеанса общения с бригадиром вся бригада четко знала, что-где-почем и охотно транслировала полученные сведения нам, студентам. При этом количество мата в речевом потоке сокращалось процентов на 80 и становилось понятно, о чем речь.

Строительная площадка тех далеких времен больше всего походила на местность, окружающую ядерный взрыв. Посреди постапокалиптического нагромождения мотков проволоки, порушенных бетонных колец, завалов из причудливо изломанных досок и труб была брошена не дожившая до торжества коммунизма строительная техника. Среди всего этого кошмара весьма сюрреалистично смотрелся новый многоэтажный дом, растущий, казалось, прямо из груды строительного мусора. Рядом с домом пролегала свежеасфальтированная дорога. Дорога заканчивалась тупиками с обеих сторон, вследствии чего, по ней никто не ездил. Вот, вдоль этой дороги мы и возводили поребрик.

Каждое утро начиналось с одного и того же. Я, как старший студентов, должен был обеспечить побудку малолетних дебилов, приданных нашей бригаде детской комнатой милиции (см. предыдущую серию). Дебилов было всего двое, но проблем они создавали на десятерых. Один был тихий и вполне человекообразный – с ним бы можно было легко совладать. Однако, на него плохо влиял второй по кличке Чиж (Чижов). Чиж отчаянно готовился к уголовной карьере и, когда не спал, - был невменяем. При этом, Чиж умел спать мертвецким сном. Это означало, что разбудить его можно было только жестоко сбросив с койки на пол. Ударившись костями черепа и конечностей об пол, Чиж немедля активизировался. Здесь нужно было вовремя отскочить в сторону, так как чижовое пробуждение больше всего напоминало эпилептический припадок. Отругавшись до пены, грозя убить всех, начиная с меня и заканчивая действующими членами политбюро, Чиж, наконец занимал вертикальное положение. Всякий раз, ему требовалось некоторое время, чтобы вспомнить где он, и что происходит.

Аборигены - участники бригады тогда казались нам-студентам, практически, стариками. Сейчас, вспоминая, им, ведь, было едва за тридцать. При этом, в результате алкогольного образа жизни и дурной наследственности они уже практически утеряли внешние/поведенческие признаки половой принадлежности. Был, правда, среди них один – Леха. Жестокая природа изябнулась над Лехой, наградив его правильными чертами лица, прямым римским носом, голубыми глазами, светлыми кудрями и недурным телосложением. При этом Леха, хоть и не числился официально умственно отсталым, но флегматичность его граничила с идиотизмом. Вследствии необычного внешего вида Леху одолевали бабы. Сам он страдал от этого внимания не на шутку. Приозерским красоткам требовалось некоторое время, чтобы понять, что Леха такой же, как все остальные аборигены – конченый алкоголик. Похотливые бабы применяли всевозможные ухищрения, чтобы отвлечь Леху от любимых пьянства/рыбалки, завлекали его в коварные тенета. Они приставали к нему в гастрономе, где он стоял в стройной очереди за водкой, и тогда он рисковал остаться без живительной влаги. Бабы добирались до Лехи и на рыбалке, привлекая комаров и распугивая рыбу. Он, даже, в сердцах женился, но и это не помогло. Настырные самки не унимались, требуя от Лехи объятий и задушевных разговоров.

Работа в бригаде сводилась в основном к ожиданию машины с бетонными блоками поребрика, или бетономешалки, которая привозила жидкий бетон для установки блоков. Синхронизировать два источика материалов дорожникам удавалось редко. Поэтому, вдоль нашей злосчастной дороги были накиданы кучи бетона, намертво застывшего и не успевшего найти применение в отстутствии поребриков. Большее время бригада проводила в вагончике-бытовке, где было неимоверно накурено, и где велись бесконечные разговоры за жизнь.

Праздничным был день аванса. С раннего утра возбужденные работяги толпились в конторе, вожделея получить честно заработанное. Далее скидывались, и кто-нибудь бежал на охоту. Как правило, добычей оказывалась какая-нибудь спиртосодержащая жидкость (водка в те непростые времена была большой редкостью). Если это был одеколон, к обеду в вагончике и ближайших окрестностях пахло, как в парфюмерном отделе магазина. Приняв алкоголь внутрь, труженники в течении некоторого времени героически сражались с рвотными порывами. Удержать выпитый химикалий внутри до полного всасывания спирта в кровь было задачей непростой и требовало, подчас титанических усилий. Перекошенные лица аборигенов, занятых усваиванием алкоголя, напоминали несчастного брошенного Щелкунчика из мультфильма, с рабочей челюстью, поломанной равнодушными детьми.

Иногда употребленный суррогатный алкоголь вызывал неожиданные эффекты. Так, например, однажды после выпитого, аборигенов пробил единый трудовой порыв. Как назло, в наличии был и поребрик и цемент. Роботы, невнятно бубня и шатаясь, принялись устанавливать сегменты поребрика в кое-как накиданный вдоль дороги цемент. Обычно, эта работа калибровалась с помощью бечевки, натянутой параллельно дороге. В тот же раз, все было покидано на глаз, в результате чего, вдоль дороги образовались синусоидальные разноуровневые надолбы. На следующее утро явился громогласный бригадир и в течении часа ревел на всю окрестность, как раненный лось, изрыгая потоки многоэтажного мата. Суть бригадирского сообщения сводилась к тому, что весь поребрик должен быть выломан и переделан, чем бригада и занималась в последующие три дня.

Дождливым летом 86-го года по всей России шел интенсивный набор добровольцев для разгребания завалов Чернобыля. Ажиотаж был просто невообразмый. Аборигены из нашей бригады в полном составе подали заявления и даже, ради положительного решения, снизили объемы потребляемого в рабочее время алкоголя. Теперь в вагончике-бытовке ежеминутно делили не заработанные ещё пока деньги. В мечтах простоватых строителей фигурировали десятки тысяч рублей. Рубли аккуратно пересчитывались в самые различные спиртосодержащие эквиваленты, начиная с водки, и заканчивая тройным одеколоном. От получаемых виртуальных объемов строители неизменно приходили в восторг.
Subscribe

  • Православие и прогресс!

    «Божьей Земли планета Крутится на оси. Осень сменяет лето, Вопреки врагам России.» Пару лет назад попалась мне ссылка на этот самодельный фильм…

  • Среда

    Вечерняя прогулка. Ветренно, холодно, пасмурно.

  • Суббота

    Вчера, в пятницу после работы, прогулка по Sea Point:

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments