Category: авто

Category was added automatically. Read all entries about "авто".

Из Кейптауна в Петербург

Из записок оффшорного программиста

Летел из Кейптауна в Питер, «Эмиратами». На первом перелете (до Дубая) оказался в самом хвосте аэроплана. Никогда не летал в самом последнем ряду кресел. Дальше в хвост располагалась лишь небольшая подсобка, где стюарты проводили время от времени собрания-летучки.

Прямо передо мною разместили большую группу пожилых китайцев-пенсионеров, совершенно не говоривших по-английски. Китайцы громко переговаривались через головы друг друга, кричали гортанно, спорадически подпрыгивали со своих кресел, отстегивались и пристегивались ремнями безопасности, бегали всей гурьбой в сортир, в результате чего один из хвостовых туалетов оказался безнадежно засорен ещё до взлета.

Как только взлетели – экипаж начал мужественно кормить пассажиров.

Через два ряда впереди от меня, около прохода сидела ветхая китайская старушка. Она хищно скрючилась над подносом, уверенно ковыряясь в незатейливом эмиратском обеде.

В какой-то момент старушка, не разгибаясь от подноса, лишь повернув голову и злобно зыркая глазами, обратилась к стоявшей поодаль стюардессе. «Хэй! Кукуро!». Стюардесса подошла к старушке, пытаясь понять, что ей нужно. «Кукуро!» - начала сердиться старушка. Никакие попытки разговорить старушку по-английски не удавались. На помощь первой стюардессе прибежала вторая, и также тщетно пыталась понять, что происходит. «Блядь», - подумал я – «а ну как старуху сейчас вырвет, а до Дубая ещё пилить восемь часов».

Collapse )

Былое

Был у меня на старой работе коллега – Валерий Хасанович. Уже пожилой, - за полтинник ему перевалило. А у него никогда в жизни не было автомобиля. Да и желания, в общем-то, никогда не было. Ни дачи у него не было, ни любовницы. Но права имелись, так как, когда-то давным-давно, учился он в военном училище на убийцу-диверсанта, и там курсантов обязывали сдавать на права.

И вот, как-то раз, заплатила конторка премию, и, чтобы не отдавать капусту вечно зудящей жене, решил Валерий Хасанович купить себе автомобиль. Тут, прямо в масть, один из коллег продавал свою беленькую «шестерку» – без дырок в полу, но с рулем и колесами. Валерий Хасанович её немедля приобрел.

Если раньше В.Х. был на работе многословен, если даже не сказать, - приздлив, то с приобретением обновки у него вообще крышу сорвало: глаза блестят, слюни брыжжут. И все он на одну и ту же автолюбительскую тему. Повезло ему с народом в комнате, - у всех какие-никакие машины, так, что старика не обижали и разговор поддерживали.

Ездить В.Х. было, по-прежнему, некуда. Поэтому, придя вечером с работы домой, вместо привычного пива до рыготы, или ругани с благоверной, садился Валерий Хасанович в «шестерку» и колесил вокруг дома.

Вот явицца, он бывало поутру на работу и заводит привычное - автолюбительское.
Ты только подумай, как ездят!? – в театральном гневе взывал В.Х., - ни о себе, ни об окружающих не думают. Вчера, вечером, едет по нашему переулку перец на БМВ и, гляжу, вдруг он перестраивается, ни мигая, ничего!! Раз, и уже на соседней полосе!!
- подрезал вас, Валерий Хасанович? – интересуется сердобольный Серега.
- да нет, я, вообще, у поребрика стоял…

К чему это я... а, вот, короче, - все надо делать вовремя...

Трансформеры

Все начинается с того, что папа решает купить сыну машину. Нет пизжу. Заново.
Все начинается с того, что где-то на границе с Кувейтом, целая армия американских морских пехотинцев, дружно кривляются, делая вид, что никогда в жизни не видели дешевого пластмассового робота-трансформера китайского производства. В результате все погибают.
Опять пизжу. Погибают не все. Есть выжившие. Collapse )

Происшествие

Это довольно старый текст (осень 2003-го года), однако, ранее не публиковался.
События имели место в Петербурге до введения обязательного страхования гражданской ответственности. Хотя, полагаю, в ГИБДДшных порядках не многое изменилось и после введения оной.



Я не спеша, накатом подъезжал к светофору. Было пасмурное осеннее утро, суббота. Весь день был распланирован неспешными поездками: сначала к родне, потом к друзьям и, возможно ближе к вечеру, в кино. Светофор уже заканчивал мигать желтым, и я не сильно нажал тормоз, как вдруг сильнейший удар в задний бампер потряс мою почти двухтонную «Волгу». «Хуя, кто-то въехал в зад! Новая машина – вот те раз, обидно!» - подумал я как-то заторможено. Панорамное зеркало в салоне перекосило от удара и, поэтому, в нем отражались задние сидения. «Пополам что ли сложилась? Вот же невидаль...» - затупил я про себя.

В следующий момент я уже вылезал из машины. Как во сне я слышал радостные возгласы немногочисленных утренних пешеходов. Напротив перехода мгновенно начала скапливаться толпа зевак.

В жопу мне въехала довольно покоцанная «восьмерка». От удара «Волга» проехала вперед метра на полтора (хорошо никого не было на переходе), и я смог оценить нанесенный ущерб. Округлый пластиковый бампер «Волги» был смят и вдавлен внутрь погнутого багажника. Долотообразный передок "восьмерки" от удара стал плоским, - фары, решетка радиатора и передний бампер были аккуратно заклепаны вместе, образовав монолитный компонент с кое-как угадываемыми очертаниями деталей. Капот погнулся, образовав домик с пологой крышей. Все пространство между машинами было усыпано разноцветным битым пластиком и стеклом – тем, что ещё совсем недавно было фарами и поворотниками.

Collapse )

secret messages

Один мой знакомый сильно пил. Жена, борясь с наваждением, купила ему автомобиль - подержанную копейку. Это был мудрый шаг: целых пол-года Доктор (он и правда, когда-то был детским врачом-педиатром) старательно осваивал норовистую самоходную тележку с моторчиком. При этом ничего крепче кефира не пил. Жена же не могла нарадоваться на Доктора и свое нехитрое изобретение.

Collapse )

зарулёвое пьянство

Еду с работы. Устал, но, разумеется, ни в одном глазу, как говорится. В районе «Техноложки» уютно расположился временный пост. Две машины и тройка бравых полицейских.
Останавливает. Я машинально паркую машину, опускаю стекло, подаю документы. Молодой щуплый гаишник, невнятно пробормотав приветственную формулу, внимательно мусолит кожаный портмоне с документами. Через десяток секунд, обратившись по имени-отчеству просит пройти с ним в служебную машину.
Скрючившись кое-как, помещаюсь в нелепую тесноту классической «шестерки». Аскетичная обстановка салона усугубляется висящими там и тут проводами, идущими к военно-серому рундуку рации.
Гаишник привычно забирается в свой пепелац и с порога интересуется:
Г: не пили?
Я: не пью. Спортом занимаюсь.
Г: тогда сделайте выдох.
Я. Х-х-ы-ы-х-х-х…
После этого некоторое время гаишник пребывал в томительной задумчивости. Он напомнил дегустатора вин, не знающего какому зелью отдать предпочтение.
Я (чтобы немного помочь гаишнику и разрядить обстановку): ну как, сойдет?
Г (очнувшись от созерцания собственных мыслей): а жевачка зачем?
Я (честно): чтоб изо рта не пахло…
Г (неуверенно): а вроде пахнет…
Я: не может быть.
Г (с надеждой): а с утра не пили?
Я: по утрам не употребляю-с.
Г (в отчаянии): а вчера вечером?
Я (чтоб ответ не звучал односложно): вы представляете сколько боксеру-тяжеловесу нужно выпить с вечера, чтобы на следующий день под вечер что-нибудь реально задиагностировать?
Г (удрученно): много наверное?
Я (авторитетно): ведро водки не меньше.
Гаишник смотрит на меня с уважением.
Г (засуетившись): все-таки придется в трубочку подышать.
Я: подышим.
Гаишник протянув щуплую ручку через мои колени полез в бардачок. Там вперемешку с пустыми бланками, какими-то проводами и мешками лежали несколько трубочек и мешочков. Надо сказать, что реквизит этот носил крайне затрапезный, я бы сказал, поюзанный вид.
Гаишник извлек трубочку и мешочек, который оказался к тому же и дырявым. Протянул этот скарб мне. Трубочка была наполнена пористой субстанцией неопределенного цвета.
На мгновение у меня возникла мысль послать его нафиг с его не стерильной медициной. Однако, переборов брезгливость, я кое-как надул унизительный мешочек, с трудом продувая воздух сквозь трубку. Гаишник схватил свою «надутую» улику и принялся крутить её и так и сяк.
Г (вопросительно): вроде цвет поменяла?
Я: вам виднее. А какого она должна быть цвета?
Г (с сомнением):ну-у-у я не знаю… ну-у не зеленая же?
Я: она вроде синяя…
Г (грустно и тихо): да, это синий цвет… точно.
Мимо открытого окна со стороны гаишника проходит его напарник: «Ну что там?»
Г (неуверенно): да вроде как пахнет;
Напарник проходит мимо, машет рукой и в пол голоса приговаривает: «Кажется. Пахнет. Чего там пахнет, бля?».
Г (удрученно): сейчас машинку вашу на компьютере пробьем…
Я: круто. Неужели угоняют?
Г (солидно): случается.
Гаишник кряхтя нажимает что-то на рации. Рация, неожиданно ожив, деловито хрюкает. Мой гаишник: «Седьмой-седьмой, как слышите?» - и, не дождавшись ответа, - «проверьте машинку, пожалуйста». Наступает гробовая тишина. Осязаемо ощущаю, как гаишник вслушивается в зыбкий эфир.
Через пару мгновений рация вновь оживает: «какая тебе машинка, Ухов? Ты охуел? Времени не знаешь? У нас сейчас обед!» (к слову сказать, времени был вечера восьмой час).
Г (сникая совсем): тогда придется проехать на экспертизу…
Я: нет проблем. Я никуда не спешу. Вот только машину закрою пойду.
С этими словами я выкарабкался из самоходной тележки гаишника и направился к своей машине. Вслед мне раздалось вялое: «Товарищ, заберите ваши документы. Счастливого пути…»