Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Про оперу

Опера - непростое искусство. У меня далеко не с первого раза получилось оперу понять и полюбить.

В самом раннем детстве мне довелось случайно побывать в оперном театре и, со слов матери, после этого я в течении недели не говорил, а пел. Тот факт, что вместо разговоров артисты на сцене по любому поводу лишь поют, вдохновил меня неимоверно.

Много позже, учась классе во втором, мне опять довелось побывать в опере. Этот раз я уже запомнил сам. Событие неординарное, а поэтому осталось в памяти.

В один из выходных дней мы с моим другом Нерсесяном собирались поджечь деревянные ящики. Наверно возраст был такой - главной страстью в свободное от школы и приготовления уроков время было поджигание разных горючих предметов.

Collapse )

Премия Дарвина

У одной моей давней знакомой погиб муж. Погиб случайно – по-дурацки. В одно прекрасное, солнечное воскресенье, после завтрака вся семья разбрелась по своим делам, а мужик решил заняться помпой (водяным насосом), которая качала воду в бассейне. Помпа засорилась и отец семейства не нашел лучшего решения, чем нырнуть в бассейн и, стоя на дне по горло в воде, развинтил защитный кожух помпы, находящейся под напряжением, а затем начал ковыряться в её электрической начинке, засунув туда обе руки по самые локти. Ясно, что его довольно быстро ёбнуло током (напряжение в ЮАР – 220 вольт).

Произойди это все на суше, мужик отделался бы электрошоком и, возможно, задорно матерясь, передумал бы самостоятельно ебаться с засорившейся помпой. Но, будучи по горло в воде, он немедля отрубился и утонул. Слушая подробности, я про себя подумал, что мужик, как минимум, претендент на премию Дарвина.

Неладное обнаружила десятилетняя дочка, - она пошла к бассейну и увидела там отца, плававшего кверху брюхом без признаков жизни, что тот дохлый карась. Она вызвала маманю, та вызвала скорую, и парамедики целый час тщетно колдовали на трупом, пытаясь вдохнуть в него жизнь.

Далее, осознав трагедию, все буквально обосрались от расстройства – и взрослые и дети. Чтобы немного подбодрить детей (детей у них двое – девица 10 лет и парень – 14-ти), мать купила им давно обещанного щенка таксы (как здесь их называют: “sausage dog”). Буквально через день, глупая собака, бегая без присмотра по двору, сиганула в бассейн и тоже, нахуй, утонула. Хорошо, что первой это обнаружила мать. Она бысто утилизовала дохлую собаку, спустила воду в бассейне и, ещё до возвращения детей из школы успела за какие-то невзъебенные деньги купить точно такую же таксу. Опа! Дети вернулись из школы, а такса, как ни в чем не бывало бегает по саду.

Дальше от всех этих неприятностей у вдовы начала подтекать крыша. В доме она периодически видела мертвого мужа, который, как ни в чем не бывало, сидел на любимом диване, втыкая любимый телевизор. Рядом же с бассейном ей мерещилась дохлая собачка. Тогда вдова решила проблему кардинально и выставила дом на продажу. Дом, надо сказать, был изрядный, и поэтому ушел за рекордные 3 дня.

Вдова же немедля купила другой дом, но поплоше, зато, в том же районе. В новом доме не было злополучного бассейна, и привидения мужа и дохлой собачки перестали посещать бедную женщину.

Вот такая история. Берегите себя, не сигайте в бассейны и ванны с невыключенными электроприборами и тостерами, следите за качеством проводки в доме. Иначе, чем черт не шутит, премия Дарвина невесело замаячит на горизонте...

С-чук и гены

На днях получаю письмо из соц.сети «Вконтакте». Нарисовался мой старый одноклассник С-чук. Не слышал о нем года с 2000-го... Оказалось, С-чук жив-здоров. Работает по IT где-то в Европе, в основном, в разъездах.

В школе С-чук отличался чрезвычайной занудливостью. В общении с ним всегда казалось, что С-чук прожил долгую жизнь, невообразимо устал, и вот-вот переместится на тот свет. Сам С-чук объяснял свое занудство не наследственностью с ярко выраженной национальностью, а наоборот, неприятным происшествием, случившимся с ним ещё до его прихода в физмат-школу.

В то время, как утверждал С-чук он был, как и большинство его сверстников, жизнерадостным раздолбаем, т.е. гонял весь в соплях и ссадинах по школьным коридорам, успевая дергать девиц за косички. Как-то раз, на уроке физкультуры классу, в котором учился С-чук, был выдан футбольный мяч и приказано играть в футбол. Школяры так разыгрались, что в азарте кто-то пробил со всей дури вместо мячика С-чуку по яйцам.

Случилось страшное. Яйцы у С-чука, практически, отвалились. Повезло с больницей и знакомым хирургом-светилой, который восстановил не только косметическую, но и функциональную составляющую С-чучного прибора. У С-чука, к слову, уже двое детей, так что яйцы работают как надо. Однако, побочным явлением травмы явилось драматическое изменение С-чучьего характера. Хирургический светило так и сказал родителям, напутствуя С-чука при выписке: яйцы мы ему пришили, ну а остальное от нас не зависит...

С-чук, действительно, заметно изменился после несчастного случая. Он стал замкнут, подозрителен и при малейшей опасности хватался обеими руками за яйцы. На любую реплику, побуждающую к активному действию, С-чук начинал бурчать и брюзжать, вздыхая и обреченно закатывая глаза. Таким я и повстречал его в 9-м классе 30-й физмат школы, где нам посчастливилось учиться.

С-чук, как я заметил, общаясь с ним на днях, ничуть не изменился. Первым делом, он прислал мне ссылку на семейные фотографии, которые он хранит альбомом где-то на «пикаске». Обычно люди хранят собственные фотки в отпуске и на Новый Год. Или, пьяный корпоратив. Ну, на крайняк, фотографии жены, детей и любимого попугая. С-чук же сосканировал и залил в хронологическом порядке все имевшиеся у него и всех достижимых родственников фотографии, коих набралось около четырех тысяч. Все С-чуки обоего полу, как я заметил, были на одно лицо: то же сморщенное выражение, будто им только что пробили по яйцам. И ещё нелепый чуб на голове. На самой ранней фотографии был изображен С-чучий пятижды-прадед – весь в волосах, с хвостом и палкой-копалкой в лапе. Удивительно, что все младенцы С-чучьего рода, коих было на фотографиях немало, лицом были один в один похожи на доисторического прадеда. Вот, что значит, сила генов.

И черт меня дернул вспомнить кого-то из одноклассников. От С-чука было не отделать полтора часа в Скайпе. Он успел мне поведать душещипательную историю о дальних родственниках, которых он, умело маневрируя в Интернете, обнаружил даже в Канаде. Канадские С-чуки поначалу относились к европейскому С-чуку с опаской. Выяснилось, что один из их праотцов был бендеровцем из Западной Украины и, поэтому, они весьма опасались провокаций с бывшей малой родины. Однако, С-чук убедил родню, что реалии СНГ изменились и, теперь, много где быть бывшим бендеровцем даже как-то почетно. После этого они задружились, прислали С-чуку сканы фотографий , кои и были немедленно добавлены в архив на «пикаске», не оставляя сомнения, что бендеровская ветвь – полноправные члены С-чучьей генеалогии.

Степа-дурачок

Жили были на Руси три богатыря: слепой, хромой, да кривой.
(с) Из русских народных сказок



Моя покойная бабушка рассказывала:
жил у них в деревне, близ Вышнего Волочка, Стёпа-дурачок. Был он двухметрового роста, и силы необыкновенной – подковы разгибал и сгибал для забавы. При этом, в умственном развитии Стёпа остановился рано и был не умнее пятилетнего ребенка. Но был он при этом капризен и несдержан на кулак.

И любил Степа-дурачок ходить в лес за грибами. Вот, как пойдет Степа по грибы, так в деревне головная боль. Наберет он, бывало, полную корзину поганок, да мухоморов и требует, чтобы грибы те, селяне готовили немедля для общей трапезы. А ежели возражать пытались, то начинал он серчать и шалить.

Вот, как соберется Дурачок по грибы, так в селе по тревоге мобилизуют самых проворных девок. И бегут они в соседний лесок с кошелками, да корзинками, чтоб собрать чего съедобного. Далее, как вернется добытчик из лесу, его мухоморы незаметно выбрасывали, заменяя съедобными грибами.

Интересно, что никогда у жителей деревни даже мысли не возникало решать проблему Стёпы-дурачка радикально, - силовым образом. Идиот, хотя б и самый неудобный в быту, на Руси всегда считался человеком божьим. Да и сейчас в этом плане изменилось немного. Посмотрите, блядь, кто страною рулит...

(no subject)

Я хорошо помню, как в первый раз в своей жизни столкнулся с национальными различиями.
Было это в конце семидесятых, в пионерском лагере, где я коротал лето. Лагерь располагался в благодатном крае неподалеку от Семиозерья (Лен.область) и был очень неплохой, - как сейчас бы сказали – зажиточный, - так как принадлежал одному продвинутому питерскому научно-военно-промышленному институту – ящику.

Население западной и центральной России в те годы воспитывалось под лозунгом – «Все люди – братья», и, надо отдать должное пропаганде тех лет, - она весьма успешно вдалбливала в головы идею о том, что в СССР нет плохих народов. Даже наоборот, создавалось устойчивое впечатление, что самобытные нации, входящие в состав империи делают некое существенное одолжение, принимая объединяющую роль РСФСР. Упомянутая самобытность народов, их умение и воля поддерживать национальные обычаи, традиции и устои, представлялась пропагандой, как некое чудачество, безвредный атавизм минувших времен, который должен вот-вот отмереть. Русские при этом, по-умолчанию, представлялись наиболее продвинутым этносом – народом-отцом, уже сделавшим существенный шаг вперед и отринувшем свои национальный черты, и под присмотром которого жили в мире и процветании остальные народы, лишь немного шаля по недомыслию.

Собственно, единственной этнической группой, хоть как-то различаемой в нашем пионерлагеревом коллективе, были евреи. Я не припомню ни малейшего проявления антисемитизма в то время (и это при том, что детские коллективы зачастую жестоки и легко повинуются стадным порывам). Даже наоборот, например, в лагере был парень-шахматист, несмотря на юнный возраст с серьезным-взрослым разрядом. Так эти два свойства: его еврейство и шахматный талант неизменно связывались парой – его там уважали все от мала до велика.

Как я уже сказал, лагерь наш был довольно продвинутый – каменные корпуса, собственный стадион, бассейн, клуб и столовая. Вероятно, это и явилось решающим в выборе, сделанном где-то наверху, командующими партийцами. В одну из смен в лагерь привезли два автобуса (целый отряд) разновозрастных гостей из солнечной Грузии. Незадолго до этого во всех отрядах провели подготовительные беседы, где ещё раз напомнили, что мы, хозяева лагеря и должны радушно принять гостей. В принципе, мероприятия эти носили довольно формальный характер, так как никакой неприязни к пришельцам мы на тот момент не испытывали.

Первым существенным впечатлением от вопящей и орущей толпы грузинят было то, что они крайне плохо говорили по-русски. Это было странным, но не более (среди нас-то, вообще, никто не говорил по-грузински).

С гостями были их собственные воспитатели, которые, тем не менее, практически не ограничивали своих питомцев: «дэти прыехалы атдыхат, да?!».

Взаимоотношения с гостями испортились достаточно быстро. Первое что сделали гости по-прибытии – исследовали территорию лагеря. Да не просто исследовали, а произвели форменную зачистку. Они перемещались по лагерю группами по 10-15 человек и все как один оказались вооружены перочинными ножами (читобы грыби сабырат, да?!), которые при малейшей возможности пускали в дело. Сразу стало понятно, что ни о какой межнациональной дружбе здесь речь ийти не может: «гости» c порога продемонстрировали заранее подготовленное неприятие самого наличия аборигенов в месте их нового кучкования.

В медпункт потянулись вереницы белых обитателей лагеря с порезанными и поколотыми ножами пальцами, руками, ногами. Вожатые-воспитатели с русской стороны пытались общаться со взрослыми, сопровождавшими пришельцев, но, очевидно, совершенно безрезультатно. Попытки разоружить абреков также не увенчались успехом. На месте изъятого ножа появлялись два запасных. Апелляции же вожатых к руководству лагеря неизменно заканчивались грозными требованиями - навести порядок среди своих, так как разнорядка на прием детей из братской республики пришла с самого верха.

Важно заметить, что «интернацинальные» дети, прибывшие в лагерь, вовсе не были выходцами их маргинальных кругов. Они были вполне упакованными в плане личных вещей. Достаточно сказать, что кроссовки, крайняя редкость и дефицит в те годы, были практически у каждого из них.

Ранее, в лагере никогда не существовало обычая/необходимости кучковаться большими стаями. Дети дружили по интересами, двое-трое-четверо. Вообще, за редким исключением, коллектив был достаточно миролюбивый – дети интеллигентных родителей, - мы оказались абсолютно не подготовленными к вторжению.

Потребовалось достаточно много времени, чтобы понять, что национальная ненависть (по другому и не назовешь), активно демонстрируемая «гостями», – это не частные проявления чьей-то детской глупости или горячего горского нрава-темперамента, а система воспитания нового поколения, царившая на территории этой советской социалистической республики. Мы, аборигены, уже несли серьезные потери, как моральные, так и физические, вспомнить только тот злополучный вечер, когда банда пришельцев поймала Колю Кузнецова – добрейшего парня, задумчиво, в одиночестве бредшего из столовки через лес, - и воткнули ему перочинный нож под лопатку.

Уже позже была выработана определенная защитная тактика поведения, при которой ходить в одиночку было фактически запрещено, а половинка кирпича, брошенного со всей дури в физиономию вооруженного чебурека, оказывалась неожиданно эффективным средством против холодного оружия.

И вот уже поток раненных «гостей» потянулся в медпункт. Продолжалось это не долго. Как только «пришельцы» поняли, что безнаказанный беспредел заканчивается, они запросили эвакуации, что и было сделано в спешном порядке, не дожидаясь окончания смены.

В лагере после этого ещё долго шли какие-то вялые разборки, - кто кому бросил в морду кирпич, и почему нельзя было просто на словах объяснить грузинскому пионеру, что тыркать в солагерника ножом – не комильфо.

«Гости» жили в отдельном корпусе, а после того, как они отчалили, корпус целую смену ремонтировали, так как все что можно было изрезать перочинными ножами – было изрезано, а стены оказались обильно изрисованы фломастерами.