Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

Standing Desk

Слышал про столы для работы стоя (Standing Desk) ещё до карантина. Даже видел один в нашем офисе — девица с больной спиной заказала такой в Штатах за какую-то чрезмерную цену. 

Так как на каратнине работать всеравно приходится их дома, я пошарил в Интернете, и оказалось, что уже некоторое время эту мебель продают в ЮАР. 

«Flexispot M2B» — хорошо собранный, надежный девайс. Первые впечатления от работы стоя неоднозначные. Дело даже не в физической усталости (хотя и она ощутима), а в том, что напряженное интенсивное обдумывание чего-то надежно связано с положением — сидя, не стоя. Говорят надо привыкнуть.

Кстати, Линус Торвальдс (создатель Linux) так работает, и доволен.


Карантин продолжается

Мой “covid-19” project подходит к концу. Остались пара десятков мелких деталей, окна и окончательная сборка кабины машиниста. Дальше я покрою модель лаком пару раз. Дальше нужно будет оформить фрагмент насыпи (придётся мудрить с каким-нибудь бобовыми, ещё не придумал какими) и правильные рельсы. Потом я закажу герметичную плексигласовую коробку (ещё надо вспомнить, какая была компания в прошлый раз). Ну и все - можно будет попланировать следующий проект.

Клей, ножницы, бумага

Пока вынуждено сижу дома на карантине, решил раскочегарить старый долгострой - прусский паровоз времён русско-японской войны. Начал эту стройку еще в 2015-м, затем - переезд, и вот только сейчас руки дошли. Хорошо, что не выкинул и сохранил чертежи.

Степа-дурачок

Жили были на Руси три богатыря: слепой, хромой, да кривой.
(с) Из русских народных сказок



Моя покойная бабушка рассказывала:
жил у них в деревне, близ Вышнего Волочка, Стёпа-дурачок. Был он двухметрового роста, и силы необыкновенной – подковы разгибал и сгибал для забавы. При этом, в умственном развитии Стёпа остановился рано и был не умнее пятилетнего ребенка. Но был он при этом капризен и несдержан на кулак.

И любил Степа-дурачок ходить в лес за грибами. Вот, как пойдет Степа по грибы, так в деревне головная боль. Наберет он, бывало, полную корзину поганок, да мухоморов и требует, чтобы грибы те, селяне готовили немедля для общей трапезы. А ежели возражать пытались, то начинал он серчать и шалить.

Вот, как соберется Дурачок по грибы, так в селе по тревоге мобилизуют самых проворных девок. И бегут они в соседний лесок с кошелками, да корзинками, чтоб собрать чего съедобного. Далее, как вернется добытчик из лесу, его мухоморы незаметно выбрасывали, заменяя съедобными грибами.

Интересно, что никогда у жителей деревни даже мысли не возникало решать проблему Стёпы-дурачка радикально, - силовым образом. Идиот, хотя б и самый неудобный в быту, на Руси всегда считался человеком божьим. Да и сейчас в этом плане изменилось немного. Посмотрите, блядь, кто страною рулит...

Про аутотренинг

В детстве, в одном из спортивных лагерей я познакомился с презанятнейшим типом. То был белорус по фамилии Зарембо. Зарембо никогда не скучал и не впадал в меланхолию. Бывало загрустит Зарембо, но не надолго: было у него припасено заветное средство.
Кто помнит, в стародавние времена в телевизоре показывали мультфильм "Паучок Анансик". Мультфильм был снят какими-то прибалтами и претендовал на некоторую психоделичность, однако до "Ёжика в тумане" - проникновенного гимна марихуане, - "Паучку анасику" было ой как далеко. Но не про художественные достоинства здесь речь.
Имя, данное главному герою мультфильма его прибалтийскими создателями, очевидно, звучащее в их языке допустимо и уместно, в русском языке ничего кроме недоумения рядовых обывателей не вызывало. Бывало лежит Зарембо в койке и произносит как заклинание: "Паучок Анансик, паучок Анансик, паучок Анансик ...". Раз на пятидесятый Зарембо торкало и он начинал смеяться всё сильнее и сильнее. Если сеанс аутотренинга затягивался, Зарембо просто скручивало от смеха и его, естественно, приходилось раскручивать.

Так, в самом начале 80-х, белорус Зарембо самостоятельно открыл для себя аутотренинг.

(no subject)

Когда я был молод, жизнь представлялась мне разноцветным увлекательным паззлом, собрав который единственно возможным способом, неминуемо обретешь Счастье.
Сейчас, по прошествии многих лет, я склонен считать, что жизнь, в большей или меньшей степени - Сизифов труд. Но даже в этих монотонных сизифовых итерациях есть свой смысл. Постепенно накапливаешь опыт и, начиная всё заново, уже имеешь силы относиться к безнадежной неизбежности будущего со значительной долей здорового похуизма.