Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Как я работал бандитом

Я закончил Военмех в 91-м году. Тогда перестройка только-только закончилась, Союз вконец развалился, и перед выпускниками и преподами института встала насущная задача – выжить в этих непростых обстоятельствах.

Народу сказали, что чтобы выжить надо заняться бизнесом. Многие поверили – приняли за чистую монету. Начальники лабораторий и даже рядовые преподы начали открывать малые предприятия. Поначалу у многих была весьма наивная идея, что если открыть малое предприятие, оно немедленно начнет приносить звонкую монету. Некоторые, уверовав в силу бизнеса, открывали по три предприятия на свое имя.

Довольно быстро стало понятно, что сколько предприятий не открой, они не работают сами по себе – нужно что-то делать, крутиться. Поняв эту неприятную истину многие тут же свои предприятия закрыли не солоно хлебавши. Однако, начальник лаборатории, в которой я работал, - Доценко – малые предприятия не закрывал, а пытался крутиться-вертеться, благо времени был вагон и маленькая тележка – все военные заказы были остановлены и в институтских лабораториях было попросту нечего делать.

Было ещё одно новшество, принесенное свежим ветром внезапно ворвавшегося пиздеца. Считалось, что если отдать кому-нибудь деловому свои деньги (тогда появилось и сразу вошло в обиход новое слово – «инвестировать»), - то можно получить немалый навар вообще ничего не делая.
Ловкий и чрезвычайно ушлый в делах Доценко умудрился каким-то непонятным образом ввязаться в сомнительный проект – постройку катера. Один умелец-проходимец предпенсионного возраста, непостижимым образом сумел уболтать нашего хитрого Доценку уплатить половину суммы, требуемой для постройки невзъебенного мега-катера для малых рек и водоемов. Предполагалось, что увидя охуенный катер, заморские капиталисты немедля купят проект на корню, а также заманят в буржуазные ебеня катерно-строительного умельца, а заодно и Доценко с женой и дочкой. Но, спустя пол-года строительство катера заглохло, все ожидаемые ништяки растворились в воздухе, а также накрылась пиздой довольно крупная сумма денег, кои Доценко изъял из семейной кубышки. Телефонные звонки к умельцу не прояснили ситуацию, или он попросту посылал надоедливого Доценку на три буквы.

Тогда Доценко решил предпринять бандитский наезд на умельца. В те времена уже пользовались популярностью страшные истории о кровожадных рекетирах, наезжавших на задолжавших бедолаг, и пытавших их утюгами и паяльниками. Так как никакой крыши у Доценко не было, он привлек старшего преподавателя кафедры летательных аппаратов – Черникова. Черников был энтузиастом-физкультурником. Он не носил очков, бегал по улице пару раз в неделю и с увлечением поднимал любимую гирю. Был он тощ, как черенок от лопаты, а после автомобильной аварии, голова его, бритая наголо, была сшита их лоскутов различной формы и размера. К тому же, Черников периодически принимался невнятно бормотать, совершая при этом конвульсивные движения руками и ногами (вероятно, последствие недолеченной черепно-мозговой травмы), доводя тем самым студентов-идиотов до радостного иступления. Короче, внешне Черников производил впечатление слегка сюрреалистическое и вполне годился для того, чтобы напугать какого-нибудь робкого человека. Вторым бандитом – напарником Черникова, Доценко подрядил меня. Я должен был помогать старшему преподавателю в рисковом и непривычном для него предприятии.

Ехать к умельцу надо было в Разлив. Там у него была дача и производственная площадка, где он ваял свой злополучный катер. Черников вез нас на страшно поношенной копейке - очевидно в той, что участвовала в лобовом столкновении, в котором он расколотил себе репу и основательно растряс прочую свою требуху.

По дороге копейка Черникова пару раз сломалась. Один раз отвалилось боковое стекло с моей стороны, а, так как был конец октября, в машине похолодало настолько, что Черников остановился и, полностью разобрав дверь, умудрился за пол-часа установить стекло в закрытое положение. Все в его убитой машине крепилось с помощью неряшливых проволочек и изоленты.
Привычно руля Жигулями, Черников не забывал инструктировать меня относительно предстоящей силовой операции. Как приедем – говорил Черников, – я отвлеку его разговором, а ты хватай катер и закидывай его на крышу автомобиля. Как это закидывай? – усомнился я, – это же уголовная статья! Ладно, - соглашался Черников, - но, как только я докажу нашу правоту (во имя Доценки и честного бизнеса), сразу хватай катер, пока умелец не передумал. На том и порешили.

Черников затормозил перед маленьким, летним дачным домиком. На 12 сотках стандартного огорода сохранялись следы грядок минувшего сезона, росла пара яблонь. Вот он, катер! – жадно облизнувшись указал Черников. И правда, в углу огорода у самого забора лежало нечто отдаленно напоминавшее плав.средство. Формой оно походило на мыльницу, было сделано из стеклоткани кое-как залитой эпоксидкой. Весь корпус был скособочен, перекошен винтом, отовсюду неряшливо торчали куски стеклоткани. Я усомнился, что стоило забрасывать этого уродца на крышу Черниковской машины. Однако, Черников уже устремился в огород, выкликая ничего не подозревавших хозяев. На пороге домика появился неожиданно румяный престарелый умелец в очках и ватнике. Его сопровождала такая же румяная боевая подруга-жена.

Ругань началась буквально с места в карьер. Черников, подогреваемый собственной правотой, орал на весь дачный поселок, что деньги истрачены, а катер не готов – отдавай то, что есть. Умелец же поминал какие-то обещания, полученные от пройдохи Доценки и наотрез оказывался делиться недостроенной сраной мыльницей. Было также сразу заметно, что умелец и его жена знают Черникова, так как тот был каким-то образом вовлечен в аферу с катером.

Пока Черников бранился с умельцем, ко мне как-то боком подобралась его румяная жена и доверительно зашептала, для пущей конфиденциальности прикрывая рот платком. Вы знаете, этот Черников – страшный человек! А что такое? – насторожился я. У него, ведь, жена и любовница! – доверительно сообщила мне старушка. Действительно, по всему складывалось, что Черников просто монстр какой-то.

В результате, наша силовая операция закончилась ничем. Мы погрузились в копейку и, хотя, Черников и грозил умельцу вернуться опять, было понятно, что никто никуда возвращаться не станет, и умелец сохранит свой странный недостроенный катер.

Зимой 2015-го я летел из Кейптауна в Питер и вдруг заметил в толпе пассажиров знакомое лицо. Это был Прокопенков, мой старый приятель по работе в Военмехе, а также наставник в деле программирования баз данных. Мы неплохо пообщались, пока летели из Дубая в Питер. Он, между прочим, рассказал, что наш общий знакомый Черников не так давно умер от инсульта. У него долгое время было высокое давление, на которое он браво забивал, и которое в конце концов его убило.

Линкор "Ришелье"

На днях завершил один давний долгострой. Французский линкор Второй Мировой войны "Ришелье". Все помнят зловредного кардинала Ришелье из "Трех Мушкетеров". Здесь же несколько другая ипостась этого исторического деятеля.
Модель начал строить в далеком 2010-м. Потом замораживал его на довольно продолжительное время, но по осени (в России это - весна) этого года решил доделать.

Модель выполнена полностью из бумаги. Исключения: деревянная подставка и проволочные леера. Да, ещё нити такелажа и внутренняя основа стволов выполнены не из бумаги. Масштаб: 1:200 (вполне себе музейный). Длина модели 1м 45см.

Коллеги часто спрашивают как сложно построить такую модель. Я всегда отвечаю, что, - совсем несложно, если уметь.

Общий вид готовой модели: 









Collapse )

ТАКР "Петр Великий"

С сентября прошлого года ковыряюсь с моделью ТАКР "Петр Великий". В оригинале, - это атомный (ядреный) крейсер флота СССР, а теперь России.

Так выглядит бумажная модель по состоянию на сегодняшний день:
http://farm6.static.flickr.com/5181/5581762052_d842ed4cdc_z.jpg

Длина модели почти полтора метра. Масштаб - 1:200. Работы ещё, конечно, дофига.
Фишка этого проекта в том, что готовой бумажной модели "Петра" в природе не существует. Т.е. невозможно купить журнал с выкройками, как я обычно делаю.
Так что, пришлось осваивать компьютерную 3D- графику. Но, обо всем по порядку.
Collapse )

Сборы

myself Военные сборы начинались, как пионерский лагерь. В назначенный час весь военнообязанный выпускной курс БГТУ (бывшего "Военмеха") явился на Витебский вокзал с рюкзаками, набитыми шмотьем, снедью и алкоголем. Построением командовал бравый кавторанг Чижиков (которого, разумеется, за глаза звали Чижиком).

Военно-морская кафедра Военмеха давала отсрочку (читай, освобождение) от участия в советской армии даже в самые "загребущие" времена.

Кавторанг Чижиков был молод и третировал нас, - студентов, все три курса ежепонедельничной военной кафедры. Он слыл одним из свирепейших преподов: хорошо зная свой кровожадный предмет (Чижиков был специалистом по тактическим крылатым ракетам), он требовал уважения и знаний от военнообязанных студиозов. Тем не менее, на сборах, Чижиков проявился вполне человекообразно, а несложная жизненная философия, время от времени рождаемая им в разговорах, позволяла сделать вывод о том, что Чижик вовсе не дурак.

Мы заняли полтора вагона поезда, следующего в Калининград. Шел 90-й год. СССР доживал свой последний год и горбачевская перестройка уже преодолела к тому времени пик всеобщего наивного оптимизма. Армия трещала по швам. Централизованно управляемые институты огромного государства теряли зыбкую основу и переставали функционировать должным образом. В атмосфере сгущалось предчувствие грядущей большой жопы.

Collapse )

Das Boot

Фильм Вольфганга Петерсена "Das Boot" (в российском переводе "Подлодка"). Авторская (не порезанная) версия продолжительностью три с половиной часа смотрится, что называется, на одном дыхании. Пожалуй, это один из немногих фильмов, который хочется пересмотреть по новой, даже не взирая на немалую продолжительность.
Collapse )