Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

"Lockdown" проект завершен

Обнаружил, что так и не опубликовал финальных фоторгафий моего «Covid Lockdown» проекта. Строительство модели прусского паровоза TKw2 было завершено пару месяцев назад, и готовая модель  благополучно гастролирует по домам друзей и коллег.

Collapse )

Клей, ножницы, бумага

Пока вынуждено сижу дома на карантине, решил раскочегарить старый долгострой - прусский паровоз времён русско-японской войны. Начал эту стройку еще в 2015-м, затем - переезд, и вот только сейчас руки дошли. Хорошо, что не выкинул и сохранил чертежи.

Из Кейптауна в Петербург

Из записок оффшорного программиста

Летел из Кейптауна в Питер, «Эмиратами». На первом перелете (до Дубая) оказался в самом хвосте аэроплана. Никогда не летал в самом последнем ряду кресел. Дальше в хвост располагалась лишь небольшая подсобка, где стюарты проводили время от времени собрания-летучки.

Прямо передо мною разместили большую группу пожилых китайцев-пенсионеров, совершенно не говоривших по-английски. Китайцы громко переговаривались через головы друг друга, кричали гортанно, спорадически подпрыгивали со своих кресел, отстегивались и пристегивались ремнями безопасности, бегали всей гурьбой в сортир, в результате чего один из хвостовых туалетов оказался безнадежно засорен ещё до взлета.

Как только взлетели – экипаж начал мужественно кормить пассажиров.

Через два ряда впереди от меня, около прохода сидела ветхая китайская старушка. Она хищно скрючилась над подносом, уверенно ковыряясь в незатейливом эмиратском обеде.

В какой-то момент старушка, не разгибаясь от подноса, лишь повернув голову и злобно зыркая глазами, обратилась к стоявшей поодаль стюардессе. «Хэй! Кукуро!». Стюардесса подошла к старушке, пытаясь понять, что ей нужно. «Кукуро!» - начала сердиться старушка. Никакие попытки разговорить старушку по-английски не удавались. На помощь первой стюардессе прибежала вторая, и также тщетно пыталась понять, что происходит. «Блядь», - подумал я – «а ну как старуху сейчас вырвет, а до Дубая ещё пилить восемь часов».

Collapse )

Прибытие поезда



Польский узкоколейный паровоз 1929-го года - Px29. Бумага. Сканы. Масштаб 1:25.

Думал, простенькая моделька - паровозик. А пришлось повозиться - 2 месяца ковырялся. У паровоза наиболее сложным элементом является подвеска. Шатуны всякие, передачи, сложно собираемые колеса.

Collapse )

Питер

«Мы кгасные кавалегисты, -
Тгам, тгам, тгам!
И кгасный коммандиг у нас –
Абгам Петгов!»

(с) Революционная песня времен гражданской войны



Был неделю в России, в осеннем Питере – по делам.
Все искал следы кризиса, но, честно говоря, - не нашел.
Последний раз был на родине почти десять месяцев назад, и тогда мне показалось как-то жутковато… Возможно, это был эффект Нового Года – темного сезона. Нынешний же октябрь в Питере стоит теплый. Даже солнце проглядывало пару раз.

С утра зашел в офис банка. Все операционистки – белые девицы модельной внешности. Отвык я от такого. У нас в ЮАР обезьянью работу поручают черным, а они в большинстве своем крайне неказисты – жирны, да прыщавы.

Вообще, создается впечатление, что жизнь русских женщин детородного возраста в больших городах проходит под лозунгом: «Выбери меня, выбери меня, птица-хуй!». Утренний метрополитен наполнен суровыми (ох уж этот извечный российский fucking long face) красотками в полном боевом макияже. Удивительно, но здесь же в метро совершенно не видел мужиков, подходивших бы этим леди в партнеры. Ну, право слово, не эти же обросшие салом колобки с серыми лицами!? Наверное, есть где-то и местные альфа-самцы, но в часы пик они, вероятно, парятся в своих Гелентвагенах в бесконечных питерских пробках. А может, это два совершенно разных этноса – российские мужчины и российские женщины…

Сходили, как водится, в кино.
Collapse )

Шматрица Revolution

Тут по местному телевизору крутили «Матрицу Revolution». Это, кажись, третий фильм. А я ни вторую, ни третью матрицу не смотрел раньше. Сразу замечу, что включил не сначала. Для меня «Мартица Революцьён» стартовала с того момента, когда Нео застрял на станции метрополитена и беседует с семьёй индусов-иммигрантов. Сам индус утверждает, что он, его жена и их шустрый ребенок суть компьютерные программки. Кому, интересно, пришло в голову программировать индуса? Наверное, только другому какому-нибудь индусу-программисту (я не устаю утверждать, что индийский программистский оффшор доведет-таки индустрию до цугундера).

Суть происходящего сводилась к тому, что Нео на этой станции метро уже порядком надоело, и его естественным желанием является свалить оттуда поскорее. Когда же за иммигрантами приходит поезд, путь Нео преграждает пренеприятнейший тип, обросший седыми лохмами, с кривыми зубами и горящим безумием взглядом (подозрительно, кстати, похожий на русского/советского актера Золотухина). Неряшливый оборванец умело отбивается от Нео, упорно лезущего в вагон. При этом он приговаривает, мол, - я запрограммировал эту станцию и этот поезд, и хуй кто на нём кроме меня будет катацца, - из чего я сделал вывод, что «золотухин» изображал заматеревшего на оффшорных харчах русского программера. Не иначе.

Как и в первой «Матрице» в действе принимают участие аскетично суровая
Тринити без макияжа и Морфеус - Шоколадный Заяц, облаченный на этот раз в волосяницу и синяки.

Тринити по-прежнему влюблена в Нео. Однако, Нео от супружеских обязанностей умело отмазывается постоянно шарясь по матрице и, соответственно, валяясь в реале в виде бездыханного тела, подключенного мозгосоской к модему. Заяц же, по-прежнему, делает вид, что верит в неовскую сверхестественность и, вообще, в Нео, а сам, сцуко, непрерывно мечтает о сладком мальчике. Вообще, все главные актеры играют в фильме под единым лозунгом: «Как же уже заебала эта ваша Матрица! Если бы не этот злоебучий контракт...»

Неприятно поразило обилие в фильме черных людей. Такое впечатление, что белые люди в матрице закончились. Черные рулят звездолетами, стреляют из базук, заседают в парламенте Зеона и даже президент у них черный. Какая-то, прям, кибернетическая Планета Обезьян получилась.

Если помните, в первой серии фигурировал Оракл в виде много курящей неуловимой американской бабушки-пенсионерки, непрерывно пекущей всевозможные блины и лепешки и изрекающей глубокомысленные несуразности (кстати, Oracle Corporation стоило бы озаботиться, в каком неприглядном виде представлен их главный продукт – СУБД в этом фильме). Во второй части также есть Оракл (иначе, к кому вся банда будет ходить за очередными крылатыми изречениями?). Только на этот раз, это благообразная афроамериканская старушка, умело запудривающая мозги программному ребенку-девочке-индусу версии 1.0.2-beta-draft со станции метрополитена (ну вы помните). Старушка, как и любой нормальный оракл дымит сигаретой и втирает простодушному софтверному ребенку про добро и зло.

Зло не заставляет себя ждать и является в образе Агента-Смита (весь в очках и дебильной улыбке), ... копи-пейст, копи-пейст, копи-пейст, копи-пейст и т.д. – и вот уже добрых два десятка Смитов радостно пиздят чёрную старушку (кстати, интересно, если актера в современном фильме копи-пейстят, ему увеличивают сумму контракта пропорционально, или есть какой-нибудь специальный коэффициент?).

Дальнейшее действие не отличается разнообразием. Многочисленные пилоты-карбонарии лениво елозят жопами по мрачным заклепкам звездолетов. Нео то сваливает в матрицу, то выныривает оттуда не надолго, и его немедленно принимает в объятия серьезная до уныния, с темпераментом мороженной рыбы - Тринити.

... И, все-таки, гоблинская «Шматрица» мне больше нравится...

Про зверьков и бешенные гонки на маршрутках

Сегодня с утра ехал на маршрутке (угораздило ж!). Поездка проходила под девизом робота Бендера: "Убить всех людей!". Неприметный зверёк, ведший маршрутку системы "Газель", демонстрировал на дороге чудеса асоциального вождения автомобиля. При этом, зверек одинаково ненавидел и тех, кто не ожидая дурного рулил или пешкодралил снаружи, и тех, кому не посчастливилось оказаться внутри. Коронный прием, применяемый зверьком каждый раз после очередной остановки, заключался в том, что как только новоявленный пассажир оказывался в тесном пространстве "Газели" и дверь наружу захлопывалась, зверек что есть силы топил в газ, рискуя при этом поймать проезжающие мимо камазы и троллейбусы, пассажир же при этом, неизменно падал на окружающих. Особенно приводили зверька в ярость нескромные просьбы пассажиров выпустить их то там, то сям, при этом неизменно выполнялось экстренное торможение, при котором унылые сидения этой повозки смерти, казалось, должны бы оторваться от пола. Всё незамысловатое руление Газелью выполнялось зверьком строго между двумя полосами. Я видел испытующе-обывательские взгляды водителей приличных машин, когда нам приходилось останавливаться на светофорах. "Что ж это, бля, за зверьки?" - любопытствовали взгляды. "Мы не зверьки!" - хотелось мне вступиться за невинных пассажиров: "просто, опаздываем на работу...".

Из Берна в Цюрих

Ранее утро - самое начало седьмого. Поезд стоял у перрона. Народу в вагоне на втором этаже не много. В вагон заваливаются двое - аборигенские юноши - лет по пятнадцати. Волосы их аккуратно выкрашены, а штаны аккуратно порваны там и сям. Они громко вопят на "суржике" (местный немецкий, оставшийся с каннибалических времен). Collapse )